Главный помощник врача — его милосердие

Очень много приходит писем с нареканиями в адрес врачей… Вот мой ответ на эти письма

У врача нет права на ошибку

Недавно мне довелось беседовать с врачом, которого раздражают пациенты. Его слова: «Сил моих уже нет, достали они меня, эти больные…». Он приходит с работы и дома его раздражают уже не пациенты, а родные и близкие… И как же этому врачу удаётся отдохнуть в постоянном раздражении?

Когда-то в молодости (тогда я только начинал свою врачебную деятельность) один из старых докторов, видя моё общение с людьми, сказал мне: «Коллега, не расходуйте себя так. Вы ошибочно полагаете, что сносу Вам нет и не будет… поэкономнее будьте со своим душевным ресурсом. А то ведь к зрелым годам наступит душевное истощение и непомерная усталость от общения с людьми, а их, людей этих, на Вашем врачебном пути будет очень много». Тогда я выслушал этого многоопытного доктора и… не внял его словам… И очень рад, что не внял… Общение с людьми никогда меня не утомляло. Вызывало неприятие лишь общение с хамами. Такое тоже случалось… Но редко, слава Богу!

Человек имеет право на ошибку… Он может ошибиться во всём, в том числе и в выборе профессии…

Если врача что-то не устраивает в избранной им в юности профессии, в избранной специальности, надо найти в себе силы сменить профессию или хотя бы направленность своей врачебной деятельности

И по сию пору я всегда стремлюсь донести до человека, нуждающегося во врачебной подсказке, в помощи необходимую для его выздоровления или улучшения самочувствия информацию, всегда помня слова, сказанные замечательным русским врачом Владимиром Михайловичем Бехтеревым: «Если больному не стало легче после разговора с врачом, значит, он был у плохого врача».

Слова этого удивительного врача стали моим жизненным кредо, моей врачебной установкой…

!dok

Всё гораздо сложнее

Быстрое внедрение в клиническую практику сложной медицинской техники, огромное количество лабораторных и инструментальных методов исследования позволяют распознавать многие болезни с такой точностью, о которой прежде врачи и мечтать не могли. И у многих докторов, что называется «крыша поехала», т.е., у многих врачей появилась уверенность, что медицина становится иной, где от врачебного общения с заболевшим человеком, от слова врача, мало что зависит — что результаты лечения уже не так зависят от искусства врачевания, где всё зависит лишь от умения врача манипулировать той или иной медицинской аппаратурой, техникой…. Заманчивая мысль, конечно…

Но если бы недомогание было лишь этаким «механическим поломом» в организме человека, а роль врача заключалась в том, чтобы найти «полом» и… исправить, то наверное, неизлечимых недугов уже бы не осталось.

Болезнь, поразившую человека, ни при каких обстоятельствах не следует рассматривать в отрыве от самого человека, не учитывая его психологических особенностей.

Могу вас уверить, друзья, что гораздо важнее знать не то, что выявлено при ультразвуковой допплерографии или при компьютерно-томографическом исследовании, а то, что творится в мыслях человека, в его голове.

Студенту медицинского ВУЗа поначалу думается, что болезнь — сама по себе, что она нечто отдельное от человека — что-то типа: «Мухи отдельно, а котлеты тоже отдельно…». В начале своей деятельности молодой доктор нередко ищет и видит только патологический процесс: скажем, опухолевое образование в прямой кишке, воспаление в носовых пазухах, камни в жёлчном пузыре и т. д. Правда, при этом прослеживается и сам пациент, но лишь как носитель этих жёлчных камней или гнойного содержимого в носовых пазухах — не более того…

Многие молодые врачи по окончании ВУЗа чётко усвоили: обнаружена артериальная гипертензия — следует назначить гипотензивное средство, а если выявлено воспаление лёгких — непременно назначить антибиотик. И сведения о каких-то там характерологических особенностях больного человека, о проблемах в его семье или на работе — в лечении никакой роли не играют… А вот общеклинический и биохимический анализы крови, рентгенограмма или электрокардиограмма, вот они-то действительно важны.

Некоторые врачи видят только полип в сигмовидной кишке или язву двенадцатиперстной кишки или сформировавшийся пролежень в области крестца — и на каком-то очень отдалённом фоне самого больного. Жаль, когда так происходит… К сожалению, такое случается не только с начинающими врачами…

Ведь доктор имеет дело не только с болезнью, но и с психологической реакцией пациента на него — страхом, депрессией, унынием, зацикливанием на тех или иных проявлениях болезненного состояния.

!vrach

Доброе слово — главный помощник врача!

Хороший (то есть, знающий и любящий своё дело) врач всегда воздействует на душевный мир больного, ищет (и непременно находит!) слова облегчающего воздействия…

Вначале выясняет, что за человек обратился за помощью, какой характер у него, что его тревожит, чего он ждёт от врача? Искреннее общение с больным (не набор стандартных вопросов, которые спущены сверху в виде инструкции, а именно участливое искреннее общение) даёт ценные наблюдения. Интонация, мимика, поведение, внешность собеседника способны очень многое поведать врачу.

Недомогание может сопровождаться тягостными ощущениями — острой болью, тошнотой, изжогой, зудом, головокружением, слабостью. Сознание больного человека окрашивает всё это эмоциями (страх, уныние, раздражение и др.). Тревожное воображение рисует пугающие картины. Его жалобы врачу нередко преувеличены, хотя он вовсе не хочет ввести его в заблуждение.

С точки зрения начинающего врача (точки зрения неопытного ещё доктора), во времена, когда медицина располагала лишь лавровишнёвыми каплями, пиявками, клистирами, рвотным порошком и кровопусканием, врачу не оставалось ничего другого, как находить слова утешения у убеждения больного в возможности выздоровления — и это действовало — и люди выздоравливали…. Теперь же, когда у медицины множество эффективных лекарственных средств, надо просто хорошо знать те или иные лекарственные средства, их фармакодинамику и… лечить. Находить слова утешения — нет на это времени — вон их сколько за дверями кабинета сидит и стоит — этих больных…

Да и нужны ли измученному сомнениями и нередко болью человеку врачебные сантименты? Отвечу этим молодым врачам с уверенностью:

«Да! Ещё как надобны каждому человеку, переступающему порог кабинета врача, внимательный и доброжелательный взгляд и слова поддержки!!!».

Любая болезнь имеет психологическую составляющую. Когда пациент всем своим нутром ощущает, что врач приветлив, спокоен, умён и внимателен, смотрит прямо в глаза, обследование проводит добросовестно — он чувствует, что попал в хорошие руки, и ему, действительно станет легче, всей своей сущностью ощущает, что у него увеличивается шанс исцелиться даже от самой страшной болезни (а человеку, которого донимает боль и сомнения — его болезнь всегда видится самой страшной).

Искусство врачевания пронизано воздействием на психологическое состояние больного человека. Не доктор решает, применить эту возможность… Это решает пациент, больной человек всегда придает деятельности врача обязательную психотерапевтическую направленность. От доктора зависит лишь, как использовать эту возможность. Он может морально поддержать, и результатом будут довольны оба — врач и больной.

Если же доктор полагает, что его дело лечить самоё болезнь, не утруждая себя копанием в переживаниях пациента, он тоже занимается психотерапией… только психотерапией отрицательной, я бы даже выразился несколько жёстче — дурнонаправленной психотерапией. В ответ на сухость, бесцеремонность (а иногда даже грубость) человек разочаровывается и, что называется, «уходит в себя», теряет доверие к медицине вообще и к этому конкретному врачу в частности…

А теряя веру в доктора, больной всегда утрачивает и усердие, необходимое для выполнения врачебных назначений. Бывает (и довольно часто!), что больной совсем падает духом, бросает лечение, рекомендованное бездушным врачом и начинает искать помощь у знахарей, шарлатанов от медицины (коих, к слову сказать, немало развелось на просторах нашей страны). Уж они-то его потребность в психотерапии удовлетворяют по полной программе.

Поразительные результаты, которых иногда добиваются откровенные невежды, лишний раз доказывают важность психологического фактора в лечении. Все исследования по клинической аппробации новых лекарств так или иначе сталкиваются с эффектом «плацебо». Бездушные, сделанные без душевного участия врача, выписывания рецептов оставляют только разочарование, больной ищет «целителя» и сполна получает то, что ему недодала официальная медицина в лице такого вот бездушного врача.

помощник врача

Чему нас учат выдающиеся врачи

Известный русский психиатр 19-го века, профессор Санкт-Петербургской Военно-медицинской академии Иван Михайлович Балинский как-то заметил на одной из своих лекций:

Лекарством, которым чаще всего пользуются в повседневной практике, является сам врач. Другими словами, важны не только пузырёк с микстурой или коробочка с таблетками, но и та манера, с которой доктор прописывает их больному, и даже атмосфера, в которой лекарство назначается… и принимается.

Безусловно, лечебный эффект достигался, достигается и всегда будет достигаться благодаря психотерапии, воздействию того или иного врача своей психической энергией, умению «растворяться» в душевных терзаниях больного человека.

Именно такими были врачи, оставившие след в истории человечества вообще и медицины в частности — врачи древности и Средневековья — Гиппократ, Авиценна, Амирдовлат Амасиаци, а также наши с вами великие соотечественники-врачи: Николай Иванович Пирогов, Матвей Яковлевич Мудров, выдающийся хирург и Епископ Русской Православной Церкви Валентин Флексович Войно-Ясенецкий, Сергей Петрович Боткин и многие другие. Врачей, которых интересовало и волновало душевное состояние больного человека на Руси всегда было немало…

Душевный мир пациента не увидишь в микроскоп и не оценишь при компьютерно-томографическом исследовании. Хотя научный прогресс и позволил докторам заглянуть в любой недоступный ранее «уголок» тела человека, но даже самые сложные диагностические аппараты-приборы не могут показать что творится в душе больного.

Главный помощник врача — его искренняя доброта. А ещё — сочувствие, внимание и деликатность.

Можно в совершенстве усвоить знания, блестяще владеть техникой исследования и медицинским инструментарием, но эти достоинства засияют лишь тогда, когда врач воспитает в себе чувство такта и умение психологически сблизиться с больным человеком, с его внутренним миром.

Не одаренный эмоциональной восприимчивостью, глухой к внутренней жизни пациента врач никогда не будет способен познать секреты искусства врачевания.

Сочувствие, готовность в любое время прийти на помощь были и всегда останутся основой врачевания, как бы ни уходил прогресс медицины.

Врачу, которого раздражает общение с больными людьми надо (непременно надо) менять профессию, иначе он отравит себе жизнь… И другим людям тоже (в том числе и близким и родным этого доктора) — со всеми, с кем его сводит судьба…

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Что такое подлость?«Самое важное после пережитой подлости – это не умение забыть, а умение продолжать верить, что не все люди одинаковы…». К этой народной мудрости приходят люди всё новых и новых поколений… Откуда берётся человеческая подлость? Что-то уже давно не думал о подлости… Как-то в голову не приходило… Я уже давно определился — что такое подлость! Мать …
Почему взрослые дети обижают нас?Много приходит писем с жалобами родителей на плохое отношение к ним выросших детей. Но ведь не зря в любом народе говорят, что «все мы родом из детства»… И я, и вы, и наши дети… Вот одно из писем с описанием подобного рода проблемы… letterЗдравствуйте. Мне 47 лет. Непросто складывается жизнь. Денег не хватает, живём, как …
Со Старым Новым годом!Новый Год в России традиционно встречают дважды — в ночь на 1-е января, и в ночь на 14-е января. Ну, что поделаешь, — есть такой вот национальный колорит — любят Новый Год в нашей стране, ну и что с того… Лёгкой жизни я просил у Бога: «Посмотри, как мрачно всё кругом». И ответил Бог: «Пожди …