Мужики, хватит дурить — водку пить!

Думал, что материал, посвящённый проблемам пьянства я буду писать не очень скоро… Ан нет, не утерпела душа.

!bn

Одолеть беду!

Так и хочется крикнуть на всю Россию: «Мужики, да вы что же, умом все тронулись что ли? У вас дети голодные, в стране живут необустроенной, а вы водку жрёте? Кто же за вас детей ваших кормить-обувать-одевать будет? А ведь с них-то – с детей наших и начинается Россия. Ими же и кончается.

Да ведь нет же на свете дела более важного, чем страну свою сделать удобной для житья-бытья и красивой. Как? А вот через них, через детей наших, через их сытость и учение.

Ученье, как говорится, – свет, а неученье – тьма. А какое может быть ученье, если в брюхе у ребёнка бурчит от голодухи. Сытому – ученье впрок, а голодному – какое ученье? Неужто непонятно всё это?».

Как же мне хочется видеть свою страну богатой и счастливой. Чтобы мы одолели эту беду – пьянство! Кто бы знал…

Из тысяч писем приведу сегодня лишь три… Прочтите их, и у кого ещё хватает рассудка – подумайте…

По понятным причинам фамилии и имена авторов писем я не стану называть.

Итак… Вот они эти письма:

Письмо из Чувашии

Здравствуйте, доктор Хорошев! Я пенсионерка, мне 69 лет. Давно собиралась Вам написать, но решиться всё не могла. Пишу и очень волнуюсь. За Вашу радиопередачу «Планета ЗДОРОВЬЯ» я Вам очень благодарна.

У меня большое горе – пьют дочь и сын. Оба не работают. У дочери двое детей – растит их без мужа, одна. И я тоже растила своих без мужа. Муж мой тоже был пьяницей. И сына, и дочь я пыталась вылечить много раз. И в больницах лечились, и травами лечила, и бабушки заговаривали их вещи носимые. Ничего не помогло – продолжают пить горькую каждый Божий день.

Кто ж из моих внуков вырастет?

Письмо из Забайкалья

Владимир Степанович, читаю Ваш сайт и у меня возникло ощущение, что вы тот человек и врач, который может дать умный и дельный совет. Я нахожусь в такой ситуации когда кажется, что вот он – предел, дальше уже невозможно терпеть… А на деле оказывается, что пережить приходится ещё и ещё большие страдания.

Мне 62 года и я всю жизнь отработала учителем средней школы. У меня трое детей. Старшая дочь – моя гордость и опора. Два сына-близнеца – им сейчас по 32 года. Когда-то я совершила ошибку, что решилась родить их от уже пьющего мужа. Нельзя было этого делать. Мой муж запил вскоре после рождения нашей дочери. К слову говоря, пил и его отец, но я об этом узнала уже после того, как вышла замуж. Так вот, у мужа моего всё-таки была воля – он за полтора года до зачатия сыновей прекратил пить. Но вовсе не ради рождения детей, а по состоянию здоровья – стали подводить лёгкие и сердце. После рождения сыновей ему сделали операцию – удалили одно лёгкое и ему пришлось в таком состоянии жить – постоянно не хватало воздуха, задыхался при ходьбе и любая физическая нагрузка сразу же давала себя знать. Дети видели его мало – он по 6-8 месяцев в году проводил в больницах, но, тем не менее, прожил он после операции ещё 15 лет и даже работал по специальности – он был инженером по образованию. Когда сыновьям было по 17 лет – его не стало. Роль отца для сыновей была какой-то калечащей, коверкающей.

Практически все нагрузки по ведению хозяйства, по воспитанию детей были на мне, а ведь я ещё и педагогом работала в школе; приходилось брать очень большие нагрузки, т.к. учителей по моему профилю не хватало. Ребята учились в школе, поступили в институт, но учиться дальше не захотели и бросили институт. Ушли в армию. После армии сразу оба женились и у них вскоре родились дети. И беда их настигла – после армии они стали выпивать. И чем дальше – тем больше. Семьи в итоге распались у обоих. Лишились работы. Я мать – и все эти годы, как могла боролась за сыновей и их будущее. Оба несколько раз кодировались. И они это делали по доброй воле, сознавая, что это у них болезнь.

И всё равно они начинали пить.

Сейчас я в таком состоянии, что не знаю – что же мне делать дальше…
Когда запивают – не приходят домой по 8-10 дней. Изо всех сил стараюсь оставаться тактичной, остро чувствуя беду сыновей. Сейчас они снова не работают – кому ж нужны пьющие работники. Я в отчаянии. Общалась с главным врачом наркологической клиники. Но увы…

Владимир Степанович, я всё понимаю… Понимаю, что такую огромную беду переносят сотни тысяч матерей и жён по всей нашей огромной России. И что же нам всем делать? Извините за сумбур в письме. Пишу и плачу, плачу и пишу…

Письмо из Тверской области

Владимир Степанович, много раз я начинала писать Вам письмо и всякий раз рвала. Наплачусь и рву письмо. И вот, наконец, решилась. Всех родных-знакомых-друзей разбросало по белу свету, как цвет одуванчика. Дети мои живут своими семьями. Так что одна я осталась по сути дела. И некому боль свою выплакать, а жить с ней очень тяжко – с болью-то невыплаканной-нерассказанной.

Муж мой пил и в итоге погиб жуткой смертью – его по пьянке заживо перемололо в станке. За год до этого он уехал к родственникам и пропал. До этого уже были эпизоды, когда он едва выбирался живым. Однажды нашли его изуродованного у стены больницы с перешибленными ногами и позвоночником, с травмой головного мозга. Как он сам потом рассказывал, захотелось ему выпить, а тут ему и подвернулась компания – угостили пивом, напоили и ограбили, избив на всякий случай до полусмерти. А до того случая он тоже, будучи в подпитии был избит и ограблен – долго лежал в больнице с кровоизлиянием в головной мозг и переломом ключицы.

И всегда всем инцидентам предшествовала пьянка. Почти 40 лет мы прожили с ним вместе и он пил всегда. Когда был молодым – только пригублял и говорил, что пьяницей он не станет. Но с каждым годом – пил всё больше и больше и чаще. Я работала, дети и их болезни оставляли мало времени на общение с мужем. Училась и получила два диплома о высшем образовании. Стала руководителем учреждения, но не долго им была. Муж пьяным приходил на работу ко мне и устраивал там дебоши, требуя, чтобы я шла домой. Пришлось уйти с этой работы. Дальше-больше.

Муж компенсировал всё трудности жизни так называемыми «снятиями стресса» (это он так именовал безудержные пьянки). Изменились и его поведение и мысли. На работе он был одним, дома совершенно другой – каждый вечер пьянки, ругань и оскорбления. Правда, поначалу утром он извинялся. Но каждый день всё это повторялось снова и снова. Пил он как-то яростно. В дом вваливался с шумом и треском, с порога называя меня «тварью», сшибая всё на своём пути и ударяясь обо всё, что было на пути. Поначалу делал так – падал и замирал, как будто умер. Я старалась нащупать пульс, прислоняла ко рту зеркало, чтобы понять – жив он или нет. Потом лишь поняла, что это были пьяные концерты-закидоны. Таким он и остался в моей памяти – пьяный, жестокий, с перекошенным от пьяных травм лицом. Жить не хотелось, когда я его таким видела. Но был младший сын и надо было растить его.

А пьянки и скандалы мужа обретали всё большую силу – он стал меня бить. И однажды я не выдержала и схватив его за грудки стала трясти с криком: «Убью, если ещё хоть пальцем меня тронешь».

Он ведь меня просто уничтожал. Я падала в какую-то пропасть и чувствовала, что так дальше жить невозможно. Но куда же мне было уйти? У моих уже взрослых детей до сей поры нет своего жилья – углы снимают. Хотя внукам уже по 14.

Я ненавидела его так, как только может ненавидеть женщина мужчину. И когда я поняла, что в случае очередной его пьянки и дебоша могу убить его – мне стало страшно.

Но он, как я уже писала – погиб жуткой смертью. Прости меня Бог, но я после его смерти почувствовала облегчение – как будто с меня сняли неимоверно тяжкий груз. Знаете, я не могу видеть его фотографий, и даже предметы его одежды вызывают у меня отвращение – если они мне попадаются под руку – сразу же выбрасываю.

Пытаюсь скинуть с себя всю прошлую страшную жизнь, но у меня ничего не выходит. Прошлое меня не хочет отпускать… Моя ненависть к нему никак не проходит. Казалось бы, ну нет его уже на белом свете, а ненависть к нему живёт. Хожу в церковь, читаю подолгу молитвы. Мне говорят, что надо его простить… А я не могу его простить. Не могу… Даже его страшная смерть меня не сжалила.

Телесная боль забылась, а душевная остаётся. Детям я всего этого, конечно, не рассказывала. То что видели – достаточно им. И не могу, не хочу представить, что моя могила будет рядом с его могилой. Даже мёртвый он мне омерзителен.

Вот такое письмо я Вам написала, доктор. Вы уж простите меня. Вот решилась и написала…

!bk

Вам не жутко читать такие письма?

Страшные письма… Мужики-мужчины, вы что же этого и добиваетесь?

Когда-то политрук Клочков сказал свои ставшие знаменитыми на весь мир слова: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва».

Мужчины, по-моему, нам всем отступать уже некуда – Россия наша продолжения пьяных концертов может не сдюжить. А кое-кому этого только и надобно…

Смысл всего сущего – родить и выкормить очередное поколение. Вы забыли об этом? Мужики, хватит дурить – водку пить… Пора и за ум браться.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Постоянное недоверие: в чём его опасность?Ссоры между супругами иногда, к сожалению, выходят за пределы дозволенного и просто стоят по ту сторону всяких оценок… Вот письмо из Нижнего Новгорода… letterЗдравствуйте! Я замужем второй раз. Нам по 37 лет. Вместе мы 4 года. Мой первый муж, казавшийся мне таким умным и волевым, оказался слабым… И слабость его заключалась в постоянном недоверии, и …
В каждой избушке свои погремушки…Как складывается жизнь молодожёнов, как идёт их так называемая «притирка»… ох, это бывает непросто, как по поговорке «жениться не напасть, как бы после не пропасть»… Давайте поразмышляем об этом вместе… Молодые люди знакомятся, женятся, но их жизнь под одной крышей часто не складывается… Нередко до вступления в брак пожилые родственники их напутствуют: «Неправильно это выходить …
Рассказ «В греческом зале, в греческом зале…»Вспоминаю поездку в Грецию в начале этого века, в страну с древней историей. Побывал в этой стране впервые, и для себя уже решил, что при первом же удобном случае, при первой же возможности я вновь и вновь (и вновь) побываю там. Удивительная страна с удивительным народом. Впрочем, по порядку… Оказываясь в той или иной местности, …