От отчаяния к надежде

Мне всего лишь 39 лет, а пережито столько всякого и разного, что и описать-то трудно – хватило бы на две, а то и на все три жизни. А я ведь и одной-то не прожила. Вся моя жизнь – это путь из отчаяния к надежде и обратно. Честное слово, не раз уже приходила в голову простая такая мысль – взять да и кончить все это… Смерти я не боюсь – я ведь в жизни ничего хорошего не видела.

С самого раннего детства за все, ну совершенно за все приходилось бороться – в доме нашем сытно никогда не ели… Отец пил, что называется по-черному, запои у него были страшными, изнурительными. А мать всю жизнь его боялась, как только отец появлялся на дворе, мать хватала нас в охапку – всех гуртом и мы все вместе вываливались через окно (жили на первом этаже старого-престарого двухэтажного деревянного дома, который шатался и скрипел, сколько я его помню). И начинались наши скитания…

Две недели у отца запой – две недели мы мыкались по родственникам и знакомым. А было нас вместе с матерью пятеро. Мать вышла замуж рано – в 17 лет и вскоре родила первенца – моего брата. Он сегодня совершенно спившийся и опустившийся человек. Да и человек ли? А потом почти каждый год рождалось по девочке – в их числе и я. А потом… А потом, скорее всего, у отца развилась импотенция и дети перестали рождаться. Отец во время очередного запоя упал в канаву и захлебнулся – даже и не в воде, а в жидкой грязи. Мы жили очень голодно и … холодно. Я помню, как пыталась вытащить из руки спавшей сестры корку хлеба и ведь вытащила и съела. И помню, как плакала сестренка, проснувшись утром и не обнаружив в руке этой корки. Она ее искала-искала и не нашла. А потом посмотрела в мою сторону и сразу же догадалась о причине отсутствия этой вожделенной корки ржаного хлеба.

Я закончила школу очень неплохо – с одной лишь «тройкой» по геометрии. Пьяниц… нет, я их не ненавидела, я их презирала и … жалела их детей. Не их жен, а именно детей. Женщина ведь не собака, которой приходится терпеть все, что выделывает с ней ее хозяин. Даже в самой тяжелой ситуации женщина может и должна влиять на ход своей жизни. Хоть как-нибудь. Тем более, когда от этого зависит не только собственная жизнь и судьба, но и судьба и жизнь рожденных тобою детей. Поэтому и мать свою я перестала жалеть, когда до меня все это стало доходить.

Закончив школу, я села в поезд и уехала в областной город поступать в педагогический институт. Вообще-то я, сколько себя помню, мечтала стать врачом, чтобы изобрести способ избавлять людей от самой страшной болезни – от пьянства. Я спала и видела себя врачом, который придумал метод излечения от пьянства и первым спасенным мною человеком в мечтах был, конечно же, мой отец. Не смечталось. В мединститут я пошла сдавать документы, но когда я вошла во двор здания, в котором размещалась приемная комиссия медицинского института, и прислушалась к разговорам абитуриентов и их родителей о том, «что почём», мне, на удивление, все стало ясно и понятно.

Понятно то, что мне туда не поступить никогда. И я – умная девочка – пошла «сдаваться» в педагогический институт. И поступила ведь. На биофак. И закончила. И стала учительницей биологии. И каждый урок биологии я начинала словами о том, что человеку вовсе не обязательно возвращаться к своим животным истокам с помощью спиртсодержащих напитков. У него это все неплохо получается и без них. А с ними – с напитками то есть – оскотинение организма наступает чудовищно быстро.

Сестры мои повторили судьбу нашей мамы с удивительной точностью. Обе рано вышли замуж и обе «удачно». Их мужья были на редкость похожи на нашего отца. Даже внешне. И судьба их была столь же плачевна – один пьяным съехал с моста в речку и утонул (хотя речка та глубиной в буквально смысле слова – по колено), а второй – выпил на свадьбе и сел за руль мотоцикла. Не проехав и трехсот метров, сбил насмерть 5-летнюю девочку. Получил 7 лет тюрьмы и сгинул там от туберкулеза.

Я выходила замуж дважды и дважды натыкалась на пьющих мужиков. Оба были педагогами по образованию, но оба работали в автосервисе. И там начали сначала употреблять, а потом и злоупотреблять. Детей от таких мужчин мне рожать не захотелось. Третьей попытки «войти в замужество» я предпринимать не стала. Поняла, что моя система отбора мужчин (в матримониальном плане) явно ущербна. Иначе как можно наступить на грабли дважды? А плодить даунов от ущербных мужиков… Что в том хорошего. Да и какое удовольствие можно получить в постели с мужчиной, от которого пахнет водкой и дешевыми сигаретами?

После второго замужества и его завершения я влетела в депрессию. Такую тяжкую и долгую, что думала выйти из нее не удастся. Удалось. Помогли не врачи амбулатории, к которым я обращалась, и не врачи ПНД, куда я в отчаянии тоже обратилась. Помог старый-престарый врач (он участвовал в Великой Отечественной войне в качестве военного врача-хирурга, а потом долгое время работал в районной больнице заведующим хирургическим отделением). Вот он-то меня из депрессии и вытянул, что называется за уши. И потом не раз вытаскивал – знал он какие-то «волшебные» слова и чудотворящие снадобья.

Вроде бы обычные слова говорил, но таким добрым голосом и с таким участием, что уходя от него и садясь в дребезжащий автобус-колымагу, чтобы доехать до дома (что, к слову, не всегда удавалось – автобус часто ломался в пути и приходилось добираться, как у нас говорят — «пеши»), я была уверена в том, что выйду из депрессии. Говорили в народе об этом враче разное, но всегда тепло отзывались о его целительских возможностях. Говорили даже, что он хотя и хирургом был, но прекрасно помогал людям и при эпилепсии, при пьянстве-алкоголизме. Но при этом никогда не афишировал эти свои целительские способности, никогда их не выпячивал и не зазывал к себе пациентов. А вот если его просили, тогда… Тогда помогал. Причем если просил сам болящий, а не его родственники-мученики.
Прочитала написаное мною и думаю, для чего написала? Ведь что-то подвигло меня на это… Почему-то мне думается, что Вы сможете многим помочь. Есть такое ощущение тепла от Ваших строк.

Здравствуйте, Анна! Вы написали прекрасное письмо. Замечательно оно хотя бы тем, что Ваш пример, может быть вдохновит хотя бы 2-3, 10 наших женщин из тысяч, которые живут несчастными с мужьями-пьяницами и не могут никак решиться на то, чтобы отстоять своё право на благополучную жизнь свою, а главное — собственных детей.

Лишь 8-ми из 100, родившимся в семьях, где хотя бы один из родителей «имел приязнь» к спиртным напиткам, удается избежать участи пьяницы, а 92 из 100 – ими становятся. Рано или поздно. И надо постоянно быть начеку и тем, кто родился в семье хотя бы с одним родителем, склонным к употреблению алкоголя, и тем, кто рядом с ними. Более того, даже если родители сами не склонны к этой пагубе, но у кого-либо из дедушек и бабушек была такая склонность – опасность возникновения алкогольной зависимости высока, меньше чем 92%, но много выше, чем у тех, кто не имел в генеалогическом древе алкоголиков.

При этом надо знать, что выяснить – есть ли в роду алкоголики – очень сложно. На вопрос: «А были ли алкоголики в твоем роду?» большинство совершенно искренне отвечают: «Нет, не было». Большинство нашего населения убеждены, что алкоголики – это те, кто «под заборами валяются». А ведь это совсем не так. Четко доказано учеными-наркологами, что первая стадия алкоголизма – это та стадия, когда у человека улучшается настроение при одной лишь мысли о предстоящем застолье с употреблением спиртосодержащих напитков.

К великому несчастью, пьянство российских мужчин всегда было притчей во языцех. Очень много приходит писем, в которых наши женщины пишут о повальном пьянстве своих мужей, братьев, сыновей. А уж в «затхлые» времена, в 90-ые годы, когда порядка в стране нет, когда люди не получали по 2-3 года зарплаты, когда сама работа отсутствует – пьянство вообще цвело буйным цветом.

Многие женщины думают, что им удастся вытащить мужей из этой пропасти. Но увы… Процент спасенных от алкоголизма крайне низок и многие женщины жизнь свою кладут на этот алтарь совершенно напрасно. А ведь жизнь-то вторую никто не живет. Только раз живем.
Всего Вам хорошего в жизни.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Сила слова — самое сильное орудие врача«Из всех видов разрушительного оружия, которые способен придумать человек, самое ужасное и самое сильное — слово», — это сказано бразильским писателем и поэтом Пауло Коэльо. И я бы добавил, что слово — самая созидательное орудие. О силе слова я и собираюсь побеседовать с вами, друзья… Каждое слово должно быть весомо! Иначе зачем оно? А то …
Смех продлевает жизнь и лечит!Люди в своих письмах рассказывают о своих болезнях. И не могу не отметить — о многих болезнях сразу (как говорится, три в одном флаконе). Оно и понятно, болезнь одна всегда тянет к себе другую. И возникает мысль – а есть ли спасение от всеобщей, я бы сказал, глобальной морбилизации (не путайте с мобилизацией) – от …
Священник по призванию и врач по велению душиДрузья мои, получаю я, Владимир Хорошев, и такие письма, которые полны отчаяния, безысходности… Прямо-таки переполнены им, этим отчаянием и безысходностью из-за трудной жизни, из-за тяжкой болезни — своей или родных и близких…. Наверное, именно в такие минуты в жизни многих людей возникает неодолимая потребность общения с Богом… А это неодолимая потребность есть ни что иное, …